Два мира психологии

Эссе

Отношение между предметом психологии как науки и психологии как учебного предмета

Во времена далекие, во времена былинные, когда еще психология как наука и психология как учебная дисциплина были слиты в единое целое и назывались философией, вопрос о ее преподавании не ставился вовсе.

Все преподавание  и научный поиск сводились к непосредственному преподаванию и изучению самой философии. Хотя, по сути, это было даже не преподавание, а нескончаемый поток мудрости, в котором могли нежиться лучшие умы человечества того времени.

Однако, этой блаженной неге философствования и тихого созерцания суждено было вскоре прекратиться.

В конце 19 века психология смело и однозначно заявила о себе! И по мере отпочкования от философии она стала проявлять все больше и больше самостоятельности. Амбиций у молодой науки было на тот момент много, что позволило собрать под знамена новой науки множество выдающихся ученых того времени, многие из которых ревностно относились к своему «детищу», претендуя на безусловную уникальность.

Психология стремительно развивалась, обрастала новой информацией, быстро завоевала смежные области, и вскоре назрел вопрос не только исследования новейшего научного направления, но и передачи приобретенного опыта и знаний следующим поколениям.

По началу преподавание психологии носило локальный и узко направленный характер. По сути, преподавания как такового не было, ибо не было какой-либо вменяемой системы изложения знаний об этой науке. Те знания, которые  были, ориентировались и распространялись на весьма и весьма подготовленного студента. Хотя назвать этих людей студентами даже не поворачивается язык. Это были хорошо образованные люди, которые уже добились немалых результатов в научной деятельности.

Но развитие не стояло на месте, и тяга человечества к систематизации знаний обусловила в начале 20 века преподавание психологии как учебной дисциплины. Казалось бы, что это прорыв. Теперь мы знаем о человеке все и знания эти с легкостью сможем передать остальным. Но не тут то было! Оказалось, что психологию как науку и как учебную дисциплину отличает от других наук один существенный факт, который ни в одной другой науке, наверное, не значит столько, сколько в психологии. И это факт влияния личности ученого и личности педагога на научную и преподавательскую деятельность. На практике получалось, что один склонял психологию в физиологию, другой пытался привнести в науку математический аппарат, третий всегда может уйти в уютное лоно философии, с помощью которой обосновать любые теории новой науки, и так далее. Встает вполне логичный вопрос — что вообще преподавать?  Как преподавать? Кому преподавать? Вопрос этот актуален и по сей день. 

Наука же психология развивается и видоизменяется, опираясь на изменения культуры, изменения в научной среде, в философии, в экономики, социологии. И психология как учебная дисциплина вынуждена нескончаемо обращаться к психологии как науке за этими изменениями.  В тоже время психологии как науке необходимо понимать потребности психологии как ученого предмета и беспрестанно к ней прислушиваться.

Однако, на практике выглядит все совсем иначе. Сегодня как ни когда виднеется раскол между психологией как наукой и психологией как учебной дисциплины.  Психология, как учебная дисциплина сегодня все больше  и больше становится служанкой  конкретных общественно-экономических отношений современного мира. Из под ног психологии как учебной дисциплины выбили табурет философии, оставив ее без надежной опоры и поддержки. «Высокие» идеалы психологии как науки становятся для нее не только не достижимы, но зачастую чужды.

Психология же, как наука, потеряв эффективную связь с психологией как учебной дисциплиной, погрязшей в бюрократической машине системы образования, осталась без необходимой от нее рефлексии и без средств к собственному же существованию в условиях жесткой конкуренции рынка, где важными условиями существования являются эффективность и выгода. В результате, даже если психология как наука и получает редкие весточки от психологии как учебной дисциплины, то эти посылки ей непонятны и чужды. Учебная дисциплина, движимая необходимостью подготовки определенных кадров, обладающих вполне определенными навыками и умениями требует одного, а психология как наука исходит из основ совсем другого.  Поэтому помимо психологии, как науке о душе, появляется намек на еще одну психологию,- психологию как науку о «подгонке» человека под реалии нового мироустройства, и психология как учебная дисциплина стала кузницей кадров для этой подгонки.

В результате, в отдаленном будущем мы можем получить парадоксальное явление, когда наука существует в своем изолированном пространстве (если вообще существует), а преподавание этой науки будет жить в своем пространстве и  не будет иметь к ней практически ни какого отношения, так как будет выполнять требования смежных дисциплин, и, вероятно, пройдя стадию дифференцирования, с ними сольется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *